понедельник, 28 июля 2014 г.

Урок - суд над литературным героем.



                             Методика организации
Литературный суд – имитационная ролевая игра. Строится на стимулировании познавательной, читательской активности участников. Рекомендуется для проведения среди старшеклассников.
Между участниками распределяются роли. Они определяются особенностями отечественного судопроизводства, которое предполагает обязательное присутствие на судебном заседании основных участников процесса: Судьи, Защитника (Адвоката), Прокурора, Судебных заседателей, Секретаря суда. Иногда к ним добавляются Общественные обвинители и Общественные защитники.
Участник, которому досталась та или иная роль, должен хорошо ее знать. Для этого он должен почитать литературу, посмотреть видео из зала судебного заседания. Исходя из фабулы и сюжета произведения, определяются Потерпевший, Обвиняемый, Свидетели и др.
Пример:  А. С. Пушкин «Евгений Онегин»: Евгения Онегина судят за убийство Ленского, то есть он обвиняемый. Владимир Ленский – потерпевший, Ольга, Татьяна и другие герои – свидетели.

Литературный суд строится на подготовленных монологах действующих лиц и неподготовленных диалогах, диалогах-импровизациях, неизбежно возникающих в ходе «судебных прений».
Пример:  В. Липатов «И это все о нем…»: фабула произведения позволяет четко распределить роли, провести дознание в помещении «суда». Каждый участник в силу своего воображения, умений, артистических способностей, напористости играет выбранную роль. Здесь уже идет соревнование между участниками, а зачастую итог игры  зависит даже не от сюжета, а от их активности и творческой инициативы.

Этап подготовки участка мероприятия:
1) самоопределение относительно роли, которую он хотел бы исполнить,
2) перечитывание произведения с целью отобрать «свой» материал,
3) создание собственного варианта выступления.
 С одной стороны, это групповая работа, поскольку дети, выступающие в роли прокурора и свидетелей обвинения, адвоката и свидетелей защиты, должны вместе обсудить те пункты обвинения или защиты, которые кажутся им наиболее убедительными и важными. Это необходимо, чтобы не упустить главное, чтобы не было лишних повторов, чтобы выступление каждого дополняло и обогащало выступление группы. С другой стороны, это внутренний диалог, который ведется каждым готовящимся к выступлению. Это диалог читателя с автором произведения, который ведется с целью понять замысел писателя, определить отношение автора к герою, найти «задушевную мысль» создателя произведения. Это диалог читателя с героем, от имени которого он будет говорить: попытка понять и объяснить характер персонажа, особенности его взаимоотношений с другими персонажами произведения, выстроить свою интерпретацию образа. Наконец, это диалог ребенка с самим собой: «Правильно ли я выбрал «своего» героя, что в нем понял и принял (не принял) и почему, как я построю свое выступление, чтобы быть убедительным, зачем я буду выступать».

Этап реализации подготовленных выступлений  - «судебное заседание».
Реальное судебное заседание не предполагает обмен мнениями, имея своей целью вынесение приговора на основании предварительного следствия и показаний свидетелей. Литературный суд имеет иные цели, а именно: 1) обобщить полученные знания, 2) дать характеристику литературному персонажу, 3) предоставить детям возможность собственной интерпретации произведения. Исходя из этих целей, литературный суд обязательно включает в себя элементы дискуссии. Судья не просто может, а обязан задавать особые вопросы свидетелям защиты и обвинения, Прокурору и Адвокату, а также «обвиняемому». Особенность этих вопросов состоит в том, что они являются не вопросами на уточнение каких-либо деталей, подробностей, а провокационными вопросами, вопросами, которые заставляют учащихся искать ответ не в тексте произведения, а в той жизненной позиции, которую они приняли на себя, став на время урока тем или иным персонажем. Эти вопросы  заставляют не читать «по бумажке» сделанные дома заготовки, а думать, анализировать прочитанный материал, делать самостоятельный выводы. Задавать провокационные вопросы может на суде каждый. Только одно ограничение существует в данном случае: если вопрос задает «персонаж», то он должен исходить из тех знаний и сведений, которые есть у него именно как у персонажа, а не как у читателя, знающего содержание произведения полностью; если вопрос задает один из зрителей (читателей), то он может исходить из знания всего текста и даже критической литературы, которую он прочитал к мероприятию. В последнем случае задача отвечающего «персонажа» усложняется: он должен быстро сориентироваться в содержании и найти такой ответ, который был бы наиболее близок к позиции персонажа произведения. В нарушение правил ведения реального судебного заседания может быть введен прием переадресации заданного вопроса спрашивающему. Ребенок, задающий вопрос, должен быть готов ответить на него сам при отсутствии ответа у оппонента. Этот прием обязательно используется в тех случаях, когда спрашивающий оказывается в лучших, по сравнению с отвечающим, условиях: имеет возможность цитировать по книге, имеет домашние заготовки.
Подобные имитационные игры в форме литературных судов позволяют участникам раскрыть свои артистические способности, самоутвердиться, самовыразиться, повысить статус среди сверстников, ощутить эпоху.
Очень важна функция библиотекаря: он выступает как организатор, который должен создать игровую атмосферу, разбудить творческие возможности участников.
Недостатки формы: основной акцент делается на фабуле, сюжете произведения. Обсуждаются поступки героев, зачастую как реальных лиц, дается их оценка с точки зрения моральных норм и правил того времени и современности.В этом случае не рассматривается само произведение, которое может исчезнуть из поля зрения как продукт творчества, не уделяется внимание его художественным особенностям, авторской позиции.

Сценарий  литературного суда  (по комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума») - здесь: http://festival.1september.ru/authors/206-653-202
Использованные источники:
1.      Олзоева Г. К. Массовая работа библиотек.  – М.: Либирея-бибинформ, 2006. – С. 61-62. - (серия «Библиотекарь и время. XXI век»; № 43)

2.      Фролова Л.С. Учебный диалог как организующий инструмент единого коммуникативного пространства системы развивающего обучения. - Ярославль, 2009. ( с сайта «Мой сайт»)

Комментариев нет:

Отправить комментарий